Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:13 

[2016.12.24] - Интервью Сугизо для Barks

riana 78
Nothing is impossible!
Публикуется с разрешения автора перевода...

Пишет - Anastasija Emarova
22 янв 2017 в 15:13

Интервью Сугизо для Barks от 24 декабря 2016 года.

Несмотря на посильную помощь, в тексте, вероятно, остались ошибки. Я так долго с ним возилась, что некоторые исправления принять просто не смогла, сделала по-своему. Извините. По мере сил старалась быть максимально точной (даже бесчисленные кавычки оставила, в итоге от них рябит в глазах XD).

Еще хочу предупредить. Сугизо здесь довольно прямолинеен, местами даже резок, и я очень надеюсь, что качество перевода не помешает понять, что он хотел сказать.

Перевод, примечания: kiskalt
Доработка, сверка, правка: Diana_.
Отдельная благодарность за помощь и редактирование – Елене Татарниковой.

Источник: barks.jp

SUGIZO Interview BARKS 2016, part 1

Anastasija Emarova
22 янв в 15:13

SUGIZO Interview BARKS 2016, part 1

1

■ У меня не было ощущения, что сделал всё, что мог
■ В то время я чувствовал, что больше не могу


– Сейчас интервью Сугизо – на первом месте среди статей на Barks.
SGZ: На первом? Я рад. Это про "Holy Knight", да? Спасибо большое. Ведь он вышел так неожиданно... И только для фанклуба.

– Его выложили в 18 часов. Так как сегодня – полнолуние.
SGZ: Точно. Стафф предложил: «Давайте выпустим его сегодня». «Лучше в день лайва», – думал я вначале. «Нет-нет, это же LUNA SEA, нужно в полнолуние!». Меня убедили. «Я понял» (смех).

– Что ж это за стафф такой, что больше прислушивается к полнолунию, а не к участникам группы?..
SGZ: Я сам довольно щепетильный человек, но когда персонал начинает тщательно высчитывать, в какое время полная луна и в какое время новая луна... Мне стало неловко (смех).

– SLAVE тоже заволновались – что же это такое назревает в день полнолуния?
SGZ: Начну с того, что было две вещи, которые мне хотелось сделать совместно с LUNA SEA. Первое – песня только для фанклуба. Я хотел создать песню, которую смогли бы приобрести только члены ФК. Второе – рождественская песня от LUNA SEA. Мне давно хотелось осуществить эти две идеи, и теперь удалось их совместить.

– Это знак благодарности фанатам?
SGZ: Конечно. В следующем году – 25 лет с момента нашего дебюта. Фанклубу тоже 25. Чувство благодарности за саму возможность двигаться вперед по этому пути. К тому же, семь лет – с момента «опускания занавеса» и вплоть до 2007 года – мы вообще не работали, но, несмотря на то, что вся деятельность была полностью заморожена, фанклуб продолжал существовать и ждать все эти семь лет.

– Но важно и то, что все участники группы энергично трудились.
SGZ: Но это не давало гарантии, что LUNA SEA снова обретет дыхание. Однако более 10000 человек через фанклуб поддерживали LUNA SEA все время, поэтому мы смогли вернуться. Фактически наши фанаты сберегли для нас место, где мы могли бы продолжать жить. Ничего, кроме глубочайшей признательности… Так как я не знал, как иначе выразить чувство благодарности, то решил сделать это с помощью песни.

– В самом деле, это чувствуется в "Holy Knight"… Полагаю, члены фанклуба продолжали ждать, потому что это было лишь «закрытие занавеса», а не роспуск. Наверное, мысль «однажды мы соберемся вновь» посещала всех участников, даже если об этом и не говорилось вслух.
SGZ: Да, я думаю, некоторые действительно надеялись на это. За исключением меня.

– Э? Почему? Вы сделали все, что могли?
SGZ: Нет, у меня не было чувства, что я сделал все; я просто не хотел больше играть.

– Было много противоречий [конфликтов]?

SGZ: В то время я чувствовал, что больше не могу.

– Тогда что вы имеете в виду? Вы хотели играть сольно?
SGZ: С этим тоже было неоднозначно... Больше всего мне хотелось добиться успеха в качестве композитора для кино или анимэ. К сожалению, эта мечта до сих пор не осуществилась, поэтому я продолжаю работать [над ней]. Я думал, что, возможно, мой темперамент не для рок-группы...

2

■ То, что мы сделали за десятилетия
■ Разве это не чудесно?


– Э..? Вы имеете в виду свою классическую специализацию?
SGZ: Я изучал классику, я играю на скрипке, трубе, клавишных, однако главное, что все идеи в этом случае можно воплотить самостоятельно. Видимо, я не из того сорта людей, что «в сотрудничестве с другими работают над воплощением идеи». Скорее из тех, для кого совместная работа неприятна, потому что в принципе неприятен контакт [с кем-то]. Может быть, я изначально не тот, кто стремится, вложив свои идеи и способности, трудиться над общим делом сообща.

– Когда вы так говорите, я чувствую, что могу понять.
SGZ: Когда я один, я уверен в себе и имею четкое представление о своих задумках, но в группе оно растворяется остальными участниками.

– LUNA SEA – это пятерка сильных личностей, поэтому [от идеи] остается лишь одна пятая, так?
SGZ: Да. Просто растворяется. Если бы мы брали соответствие по наименьшему общему кратному, то диапазон группы бы расширился, но и мои идеи, и идеи других музыкантов воспринимались только по наибольшему делителю [sic! Или Суги – безнадежный гуманитарий, или просто запутался. Термины в японском тексте однозначно эти, и значения их равны (он же по участникам группы считает?..), так что противопоставлять их немного странно. В общем, смысл такой: шли по пути наименьшего сопротивления, вместо того чтобы больше использовать уникальность друг друга.]. Думаю, перед самым перерывом LUNA SEA были «скучной группой».

– Вот как...
SGZ: Мы мешали друг другу проявлять себя…

– Вот как... Вы так считаете?
SGZ: Да. Сейчас я думаю, что результат работы того периода был замечательным – музыку, песни мы делали действительно отличные. Полагаю, это одна из причин, по которой мы до сих пор в строю. Однако в те дни участники во всем тормозили возможности / потенциал друг друга... Ограничивали и ломали. «У меня этого качества [навыка, сильной стороны] нет, а у него есть. Значит, надо его качество использовать!». Если бы все рассуждали так, то группа значительно выросла бы. Но у нас получалось по-другому: «У него есть то, чего нет у меня, значит, это нам мешает, не берем». И таким образом, мы стали отрицать друг друга. В таком положении находилась LUNA SEA перед «опусканием занавеса», и такой осталась в моей памяти... После этого я думал: «Не хочу, чтобы это повторилось», «Не хочу такой группы».

– Такое случается порой при столкновении талантливых людей…
SGZ: Было ощущение... что мы убиваем устремления друг друга.

– Но вы решили начать заново, потому что снова ощутили желание играть вместе с уважаемыми когда-то согруппниками... ведь это не ложь?
SGZ: Поначалу группа движется вперед в стремлении достичь определенных целей или добиться успеха, и перед лицом такой большой общей цели какие-то различия в характерах, во вкусах и предпочтениях не кажутся проблемой. Но, когда мы добились успеха, чувство единства целей ослабело, а различия, напротив, стали ощущаться острее. Постепенно стал накапливаться стресс оттого, что не получается двигаться вперед так, как хотелось бы, и воплощать свои идеи как задумывалось. Наверное, так бывает во всех группах, и LUNA SEA не стали исключением. Совместная деятельность стала раздражать.

– Понятно.
SGZ: Обычно говорят: «разошлись в музыкальных вкусах», но на самом деле это не так. Ведь люди изначально разные, и музыкальные вкусы тоже разные. Но дело не в том; даже в мелочах мы не могли найти согласия. Мы просто стали самоуверенными и эгоистичными.

– Так было перед «опусканием занавеса»…
SGZ: Но потом пришло понимание, что это по-настоящему здорово – иметь возможность создавать музыку вместе с этими парнями. «Столько сделано за десятилетия вместе – разве это не чудо?..» И тогда мелкие проблемы отошли на второй план. То, чего мы не понимали спустя десять лет после образования группы, стало очевидным через двадцать, двадцать пять. Когда дело дошло до двадцатилетия, раздражение и стресс от общения друг с другом сократились до небольших семейных перепалок и незначительных разногласий. Сейчас же я не могу не чувствовать, насколько это чудесно – создавать отныне много новых вещей, работая с этими людьми, в этой группе... В данный момент я глубоко признателен за реальную активность группы.

Далее

SUGIZO Interview BARKS 2016, part 2

Anastasija Emarova
22 янв в 15:13

SUGIZO Interview BARKS 2016, part 2

3

■ Сделать красивую «пустышку» просто
■ Но это – не мой путь


– Кроме того, SUGIZO выпустил поразительный сольный альбом, да? Вы позиционировали его как собственные «гнев» и «естественные отправления». Что это значит?
SGZ: В последние годы во мне постоянно копились неудовлетворенность, возмущение и гнев против общества, окружающих, шоу-бизнеса… становилось все труднее скрывать это и сочинять красивые произведения. Хоть я и веду различную [социальную] деятельность, мне всё равно дурно от всего этого [негатива], оно заполняет мои мысли и просто сломает, если я не выпущу это из себя. Но было бы безрассудно пытаться сделать это в LUNA SEA или X JAPAN.

– Наверное, здесь для выражения требуется совсем другой «холст», да?
SGZ: Да-да. Атомная энергетика, терроризм, беженцы… Я бы о многом хотел сказать, но вопрос, можно ли использовать для этого «холст» LUNA SEA, слишком деликатен. Обычно, даже если мне бы хотелось этого, другие люди моих чувств не разделяют. Так как в группе мои духовность, принципы и истины не находят отражения полностью, выходом для моего самовыражения естественным образом остается собственный соло-проект. Я не мог не заняться им, потому что планировал создать «красивую вещь» [キレイ - «красивый», «чистый»] в следующем году. Я хочу сделать кое-что к 20-летию сольной карьеры, и работаю над этим, но для благоприятной атмосферы необходимо было сначала избавиться от этого яда.

– Образ «красивой вещи» уже есть в ваших мыслях?
SGZ: Почти да. Готова примерно половина песен для альбома. Но… если я не избавлюсь от всей грязи внутри себя, все это будет ложью. Можно просто ограничиться красивой «оболочкой», но это – не для меня.

– Каким, вы думали, окажется такой альбом, как "OTO"?
SGZ: Я думал, он будет очень уродливым. Похоже, я не могу подвергать [риску] ваши уши (смех).

– И вы не думали о продажах?
SGZ: Не особенно. В ходе работы я думал: «Пусть никто не поймет». Напротив, у меня было ощущение «Разве вы сможете понять?», или, скорее, я не хотел, чтобы меня было легко понять, «Вы все равно не поймете моих чувств». Но, что странно, стоило закончить работу над альбомом, как вдруг он стал мне очень нравиться, и появилось желание, чтобы его услышало как можно больше людей.

– На взгляд SUGIZO, есть ли в мире другие работы, о которых можно подумать: «не родились ли они из тех же побуждений?..»
SGZ: Есть, да. К примеру, работы многих современных музыкантов. Этот альбом в плане сознания близок к Einstürzende Neubauten и, несмотря на совсем иной музыкальный стиль, к Nine Inch Nails и Sonic Youth, а из прошлого – The Velvet Underground.

– Вы ощущаете похожую энергию?
SGZ: Может, Nirvana в инди-период, My Bloody Valentine… хоть музыка и совсем другая. На рынке сейчас все становится слишком развлекательным – музыка, представления, искусство… Если что-либо нельзя понять сразу, не задумываясь, то оно отвергается. Легко понятное / простое / то, что сразу запомнится / то, что можно напевать / то, подо что можно потанцевать. Здесь не нужно думать. Те произведения, для понимания которых нужно приложить хотя бы немного усилий, отбрасываются как сложные / маньячные / нудные… Так что на вершины чартов попадает только то, что понятно и дуракам.

– Ммм...
SGZ: Пускай Джон Кейдж умер, но Стив Райх еще жив. Современная музыка, прогрессивный рок, музыка со странными битами… Экспериментальное искусство и фильмы, современное искусство / современный танец, любое представление… С первого «выстрела» многие способы выражения духовности в искусстве вызывают у простого человека чувство непонимания. То же самое с кино. В мире, где спросом пользуются лишь примитивные голливудские стрелялки, чтобы понять хоть немного, необходимо включить голову и учиться. Подобные вещи стоит отбирать более тщательно, правда?

– Да-да.
SGZ: Если мир слишком прост, в нем вырастут одни глупцы. Конечно же, беззаботные развлечения тоже необходимы людям для удовольствия, но современная музыка не расценивается как искусство; она оценивается чартами, где не задерживается из-за малых продаж; из-за этого суждения артисты становятся невостребованными в обществе и вынуждены голодать. С точки зрения художника, баланс между продуктивностью и экономией в индустрии развлечений сейчас нарушен, и это непростительно. Я чувствую надвигающийся кризис не только музыкальной сцены, но культуры в целом.

– Тяжело…
SGZ: Именно потому я хотел сделать что-нибудь под девизом «Глупым не слушать» или «Учитесь, слушая!». Конечно же, мне нужно совершенствоваться в 100 раз усерднее других, но, к счастью, я продолжаю учиться музыке уже 30 лет, поэтому, если полностью, со всей ответственностью мобилизую свои чувства, интеллект, тело, то смогу чему-то научить тех, кому ещё нет 20-ти. Вот почему я хотел сочинять нечто вроде «это непонятно, если не подумать» и «если не пойму – не смогу под это танцевать».

4

■ Можно умереть, если не выразить
■ Настолько это сильно


– Вы словно бы обратили своё стрессовое состояние в звук и заключили его в "OTO"?..
SGZ: У меня не было выбора. Я понятия не имел, будет ли это продаваться или нет. Не чувствовал понимания. Однако было бы замечательно, если бы его купили готовые учиться люди, с мыслью «Я хочу понять!», или же те, кто покупает по принципу «Это странно, но интересно».

– «Непонятно, но очаровывает»… В чем же источник силы такой музыки?..
SGZ: Я думаю, «звук как таковой». Энергия звука. Неистовый звук, красивый звук, приятный звук? Думаю, звук сам по себе несет энергию / силу / чистоту / плотность.

– Еще в детстве, наверное, мне бросался в уши «полный энергии звук как таковой».
SGZ: Я был шокирован, когда впервые услышал звук перегруженной гитары: «Что это?!» Не мелодия, не техника, просто раздражающие звуки. Такое бывало, даже когда я слушал YMO или JAPAN. Даже когда услышал «вау!»-голос Киёширо (Ивамано) у ранних RC Succession. Не слова, а тембр привлекает внимание в первую очередь. У меня было так, должно было быть так. Вначале отзываешься не на слова или технику игры.

– Несомненно.
SGZ: Очень сильное впечатление. Думаю, это наиболее важные элементы «звука как такового», да?

– И поэтому альбом тоже называется «Звук»?.. И SUGIZO здесь как музыкант, который использует все возможности звучания, а не только гитару...
SGZ: Теперь я создатель звуков. Больше не композитор. Пришло в голову: «А смогу ли я теперь сочинять музыку?» (смех)

– Слишком примитивное чувство.
SGZ: Звуки… Я их просто вышвырнул, выкинул, выплюнул. И выплюнув – бросил.

– Вы создали отличную вещь.
SGZ: И все же я был не в том положении, когда сочинение музыки дается легко.

– Что вы хотите этим сказать?
SGZ: Понимаете, почти всем проф. музыкантам хочется, чтобы выпущенная ими музыка понравилась каждому. Поэтому они стараются изо всех сил: «Как же сделать, чтобы всем понравилось?». «Понравится ли людям, если я сделаю так?» «Легко ли будет понять?» «Легко ли петь?» – при написании мелодии; «Будет ли кто-то танцевать в таком случае?» «Захочет ли увлечься?» «Сможет ли погрузиться с головой?» [здесь Сугизо использует глагол “dive”, но я сомневаюсь, что речь о «дайвинге» в буквальном смысле]… Делают всё возможное, беспокоясь о том, чтобы музыка понравилась, но это ужасно глупо...

– О таком мне слышать не приходилось.
SGZ: Глупо же. Ведь даже если истратишь всю жизнь на то, чтобы понравиться людям, чтобы продаваться, всё равно ничего не продашь.

– В нынешнюю эпоху музыка перестала продаваться?
SGZ: Каждый делает всё возможное, чтобы продать, и некоторым это удается, хотя с 1990-х ситуация изменилась. Поскольку меня это не волновало, я не хотел подлизываться, чтобы всем понравиться, а выплеснул то, что действительно переполняло изнутри – такое сильное, что можно было бы умереть, не выразив этого; я просто хотел выплеснуть все это, понимаете? Я совершенно не знал, сработает ли это, будет ли оценено или нет, и, разумеется, достигнет ли цели. Но делать что-либо, думая о таких вещах, изначально глупо и, как я чувствовал, невежливо по отношению к музыке. Это мой звук как он есть, и еще никогда я не был таким настоящим.

– Интересно ли было работать [над альбомом]?
SGZ: Ужасно интересно. Хотя он создавался в анти-духе гнева, но запись – это счастье-счастье, ничего не поделаешь. Стресса больше нет. Я не намеревался делать [альбом] по чьей-то указке или чтобы кому-то понравилось. Мне совершенно не хочется стать кем-то или к кому-то приблизиться. Я ужасно счастлив, просто выдав идеи, которые переполняли меня.

– Менеджер выглядит обеспокоенным...
SGZ: Так и есть.
Менеджер: Но я получил удовольствие. Кажется, в этот раз режим [работы] был другим…
SGZ: Студия походила на уютный кокон. Я был изолирован от окружающего мира и сосредоточен на себе в этом раю под названием «студия». В августе выбирался на солнечный свет каких-нибудь три раза... (смех)

Назад - Далее

SUGIZO Interview BARKS 2016, part 3

Anastasija Emarova
22 янв в 15:13

5

■ “Holy Knight” для LUNA SEA
■ Родился сразу после "OTO"


– Полагаю, эта вещь, напротив, сделана с мыслью: «После всего я хочу, чтобы вы послушали!»
SGZ: Несмотря на то что я словно бы выплюнул свои мысли, готовая работа вызывает чувство сродни «ах, это так мило!» (смех)

– Думаю, что вопреки ожиданиям понимающих людей будет немало.
SGZ: Я чувствую себя комфортно, находясь в меньшинстве [возможно, речь об андеграунде]. Однако когда начинаешь играть в группе, то делаешь всё возможное для мейджор-дебюта, попадания в большинство, так? И мы не стали исключением. Таким образом, первоначальным импульсом, стремлением при создании музыки было не ощущение «приятного» или «хорошего», а желание победить в битве, то есть, скорее, напоминало спорт. Теперь мы это переросли, и творчество, искусство кажутся действительно чистыми.

– Выходит, эта работа должна была появиться именно в это время?
SGZ: Не знаю (смех).

– Интересно, сделали бы вы нечто подобное спустя 10 лет снова?..
SGZ: Через 10 лет? Я молюсь о том, чтобы, если это возможно, не испытывать столько гнева… И я по-прежнему буду использовать силу отрицательной энергии. Если случится какая-нибудь большая революция, я пойду впереди, но в действительности мне бы хотелось стать отшельником, абстрагироваться от скованности реального мира.

– Различные проблемы современного общества оказывают огромное влияние на SUGIZO?..
SGZ: Ужасающее. Думаю, влияние землетрясений также очень велико. Еще, конечно же, атомные станции… Терроризм, расовая дискриминация, проблемы иммиграции и беженцев – всё это тоже сказывается. Моя натура не позволяет оставаться в стороне.

– Вы много раз ездили в зоны бедствий в качестве волонтера…
SGZ: Я играл в лагере для беженцев, разделил их мысли, чувства.

– Когда я был в пострадавших районах, реальность потрясла меня, ведь даже сейчас люди продолжают страдать от воздействия землетрясений.
SGZ: Я чувствую, что происходящее во всем мире (или, по крайней мере, в Японии) более не является для меня «чужой проблемой». Множество людей страдает от стихийных бедствий и конфликтов, но, с другой стороны, есть люди, наживающиеся на этом – чем больше войн возникает, тем больше оружия используется… Ультра-миллионеры, 1% от всего населения, стремительно обогащаются. Меня переполняет негодование от такой огромной несправедливости [неравенства]. Жертвы конфликтов / беженцы становятся жертвами прибыли одного процента богачей. Сложно изменить этот неравномерный мир в условиях капитализма, тем более созданного этим одним процентом населения. Вот почему войны не прекращаются. И чем больше узнаешь об этом, сталкиваешься с такими вещами, тем сильнее зарождающиеся гнев и желание не допускать подобного, однако музыкант не может что-либо сделать, поэтому родилась эта вещь [альбом].

– Как сложно достичь счастья в таком случае.
SGZ: Я считаю, что наличие места, куда бы я мог вернуться и где бы мог отдохнуть, – непременная составляющая самого минимального уровня счастья.

– Верно…
SGZ: В действительности я глубоко сопереживаю пострадавшим от землетрясений. В Тохоку по-прежнему остаются люди, у которых есть [лишь] временное жилье. Во всем мире свыше пятидесяти миллионов людей не имеют крыши над головой или вынуждены покидать родные места. Я не говорю, что все они должны стать богатыми, но я бы хотел, чтобы у них было место, куда спокойно можно вернуться [домой; на родину]. Мне горько от этого неравенства. Даже если так, если ничего нельзя изменить, я постоянно спрашиваю себя, что я могу сделать / что я должен сделать / что я делаю – со своей позиции... Если я могу оказать хотя бы самое малое влияние на людей, у меня нет иного выбора, кроме как трудиться [жить] в полную силу. ...Простите, кажется, это становится тяжелым разговором.

– Но, выплеснув все это в творчестве, вы ведь можете двигаться дальше?
SGZ: То, что я исторг из себя, грязно, но это прекрасная грязь (смех). Собственно говоря, “Holy Knight” LUNA SEA был рожден сразу после “OTO”, так что это уже красивая песня.

6

■ …да, возможно, я делаю это
■ для будущего.


– Вот как. Этот акт детоксикации послужит уроком на будущее, наверное?
SGZ: Надеюсь, что так... Но пока не знаю. Если это возможно, слушая даже через 10 лет, я бы хотел думать: «О, ты сделал крутую вещь!». И я хочу подумать: «О, невероятно!..», когда услышу через 10, 20, 30 лет. Может быть, в последние годы я делаю это для собственного будущего. Во времена дебюта LUNA SEA или первого сольника мы старались изо всех сил, однако теперь это слишком наивно для уха.

– В самом деле.
SGZ: Если через 10, 20, 30 лет будет ощущение «круто!», то… да, возможно, я делаю это ради будущего.

– Чувство, что вы полны энергии.
SGZ: Правда? Есть множество вещей, которые я хочу произвести на свет, идеи буквально бьют ключом, направляя меня и заставляя чувствовать себя живым... Я чувствую, что живу, чтобы творить.

– Наихудший кошмар для художника – исчерпать запас идей…
SGZ: Хмм, не знаю, так как со мной такого, к счастью, никогда не случалось.

– Это же замечательно.
SGZ: Я всегда любил разную музыку и, поскольку я постоянно слушаю ее и впитываю, то, думаю, мне хочется что-то из этого пропустить через себя и исторгнуть. Всегда находится что-то, что впитывается, вызывает желание создать нечто новое или использовать какой-то подход [прием]… Поэтому, думаю, музыка – это повторяющееся искусство. Вероятно, выдыхаются те люди, которые не берут, не впитывают, не слушают, не подпадают под влияние…

– Мм, если не зальешь бензина, машина не заведется.
SGZ: Музыка – лучшее топливо для музыканта. Сейчас мне очень хочется поступить в Geidai [сокращение от «Гэйдзюцу дайгаку», Токийского университета искусств] или еще куда-нибудь, дабы обучаться должным образом. Мне всегда было это интересно, и я думаю, что отношение, прикладываемая энергия здесь не отличаются от средней школы...

– Будете как ребенок (смех).
SGZ: Когда я сильно увлекаюсь чем-нибудь, то посвящаю этому все свое время.

– Но разве это не характер отаку?
SGZ: Да, очень. Когда я чем-то увлечен, то желаю учиться, это становится для меня источником энергии. Среди музыкантов кто-то, как я, «любит музыку – и все тут», «изнывает от любви к музыке», а кто-то «любит себя», «хочет выразить себя», «делает музыку из желания посмотреть на себя»... Возможно, как раз последние могут выдохнуться.

– Возможно, что так.
SGZ: Я не говорю сейчас о том, что лучше или хуже. В моем случае, хотя это трудно увидеть, «я – инструмент для выражения музыки», музыка захватывает и мое тело, и мою душу.

– 2016 год завершен, но в 2017-м намечаются юбилеи и группы [LUNA SEA], и сольной деятельности. Каким этот год будет?
SGZ: Планируется много релизов. Выдержу ли я столько?.. Вот вопрос (смех). Поэтому прошу: «Копите деньги!» (смех). И передайте [другим]: «Давайте постараемся изо всех сил друг для друга» (смех).

– Это будет очень увлекательно.

SGZ: Как минимум, новый альбом готовится у LUNA SEA. И сольный, конечно же, тоже. Кроме того, решается вопрос с выходом фильма и саундтрека для него, над которыми я работал. Также хочется сделать альбом ремиксов на "OTO". Есть и другие проекты, в том числе и X JAPAN. В 2017-м я собираюсь немного сократить сессионную деятельность и посвятить себя выражению в группах и соло.

– Как много «я хочу сделать / еще нужно сделать»… Это здорово, нэ?
SGZ: Но, по правде сказать, мне хотелось бы немножко отдохнуть (смех). Хочется уехать на лоно матушки-природы, пожить нормальной жизнью и поработать, удалившись подальше от внешнего мира... Не хочется через 10 лет делать музыку на основе гнева (смех).

– Музыка меняется вместе с жизнью, нэ…
SGZ: Я хочу продолжать создавать космические звуки. Воображая Вселенную, слиться с ней воедино. Наладить со Вселенной контакт – и стать одним целым. Хочу окрашивать музыку так... Сейчас же мы, ползая по земле, помутившись от гнева, скорби и отрицательной энергии, придавленные силой гравитации, лишь иногда издаем воинственный клич.
Случаются мгновения, когда я ощущаю связь со Вселенной или, порой, лечу кувырком [или «кружась»] сквозь космическое пространство, но... мне хочется скорее вырваться с земли...

– Синдром второклассника [中二病 – «болезнь ученика второго класса средней школы», лет 13-14. Обычно характеризуется желанием выделиться из общей массы какими-нибудь странными увлечениями или поведением.].
SGZ: Серьезно? (смех)

– Ага (смех).
SGZ: Вечный синдром второклассника… Ибо я чувствую себя вечным второклассником. Ну, полагаю, я в чём-то похож на ребенка (смех).

– Очень похожи.
SGZ: Для меня это похвала (смех). Вечный второклассник.

– Вне всякого сомнения, такое могло родиться только при подобном состоянии души. «Источник чувств» не безнадежно утрачен.
SGZ: Я учусь рационально мыслить, правильно жить, поскольку взрослый человек должен адаптироваться к обществу, но при этом в чем-то, возможно, не синхронизируюсь с реальностью... Наполовину я всегда связан с другим измерением, так что иногда могу вдруг вернуться в «среднюю школу». Может, это и есть «синдром второклассника», раз я не отказался от своих идеалов, живя в этой реальности?

– Однако, позиционируя работу над “OTO” как акт самоочищения, вы сказали, что этот процесс избавления от яда – не «боль», а «не иначе как счастье»?.. Воистину, чистейшей воды опыт второклассника…
SGZ: Да. Для меня создание музыки – побег от реальности. Очень давно так. Не важно, насколько реальность похожа на ад, но, когда делаешь музыку, от всего этого можно отмахнуться – и быть счастливым.

– С нетерпением жду 2017 год.
SGZ: Думаю, будет интересно, ведь LUNA SEA работают над песнями неустанно. Ожидайте, пожалуйста!..

Назад


Вопрос: Переводчику говорим
1. Огромное спасибо!  7  (100%)
Всего: 7

@темы: sugizo, transtation, pictures, interview

Комментарии
2017-02-11 в 05:04 

Lina k
Love and do as you please
*разлетается на мильон сердечек* Сугизо просто космос! :crazylove: спасибо за такое чудесное интервью. Я пошла покупать ОТО 💖

2017-02-11 в 09:00 

riana 78
Nothing is impossible!
2017-02-11 в 15:47 

kiskalt
Большое спасибо за размещение и внимание. :heart:

2017-02-11 в 20:32 

riana 78
Nothing is impossible!
kiskalt,
будем рады сотрудничать и дальше...:)

2017-02-11 в 22:14 

kiskalt
riana 78, ) с радостью, только, боюсь, в ближайшее время вряд ли буду переводить еще что-то... такое объемное )).

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Related to X Japan

главная