riana 78
Nothing is impossible!
Публикуется с разрешения автора перевода...

LUNA SEA - The Beginning of the dream - часть 1 - перевод Марины Ярцевой

Пишет - Anastasija Emarova
5 фев в 1:00

vk.com/wall-337665_5839

В 2012 году вышла книга LUNA SEA - The Beginning of the dream.
Вашему вниманию предлагается интереснейшее интервью Сугизо о детстве и юности.
За перевод огромная благодарность Марине Ярцевой.


Часть первая.

Life History: Sugizo, part 1


vk.com/note72826483_11775997

"Почему в моей жизни нет места покою? Поскольку я всё ещё не чувствую покоя там, где я есть, то это именно то, что я хочу создать."

Самое первое воспоминание о том, как в сияющем солнечном свете скатился с лестницы в слезах. Солнце, море и ссадины.



Начните, пожалуйста, с даты и места рождения.
8 июля 1969 года. Хадано в префектуре Канагава.

Есть у Вас какое-то самое старое воспоминание?
Есть такое. О том, как в середине лета светило яркое солнце, и я упал с каменной лестницы, ведущей к берегу моря. Наверное, это произошло в Одаваре или же в Югаваре. Мы часто ездили туда всей семьей, когда я был маленьким. Наверное, мое самое первое воспоминание – этот солнечный пейзаж, в котором я падаю. И плачу. Помню ушибы по всему телу. Думаю, мне тогда было чуть больше года, да – солнце, море и ссадины (смеется).

(Смеется) Когда Вы об этом рассказываете, звучит круто.
Или круто, или глупо (смеется). Наверное, скорее глупо, потому что я не был особенно крепким ребенком.

Вы были непослушным ребенком?
Думаю, я был ребенком, в котором очень хорошо уживались два разных характера. Дома я не мог возражать родителям, например, когда мне говорили, что я должен брать специальные уроки по игре на скрипке. Со слезами, катящимися по лицу, я был вынужден заниматься тем, что ненавидел.

Какой на самом деле была обстановка у Вас дома?
Хорошей... достаточно будет так сказать?

Вполне. Но я думаю, что есть много читателей, которые об этом не знают, так что расскажите поподробнее.
Родители были музыкантами в основном составе Токийского столичного симфонического оркестра, так что я рос в семье серьезных классических музыкантов. И с 3-х лет, когда я стал достаточно взрослым, чтобы заниматься музыкой, я вынужден был играть на скрипке. Уже в младшей школе перед ужином у меня были уроки игры на скрипке по 2-3 часа в день. Думаю, это было почти пугающе. Если я делал маленькую ошибку, меня ругали, три раза одну и ту же ошибку – били. За классические ошибки – неправильное движение смычка или пальцев – на меня кричали: «Неправильно!». Помню, что я вздрагивал, и в слезах продолжал играть. Где-то с первого класса младшей школы я в одиночку ездил на уроки к учителю, дорога занимала почти час на электричке Одакю. Для ребенка час в поезде это очень долго. В переполненном вагоне, обливаясь потом и держа скрипку. Мне кажется, что из-за такой критики и принуждения я рос очень терпеливым. И реакцией на это было то, что за пределами дома я был непослушным. Обо мне думали как об изучающем классику женоподобном мальчике из хорошей семьи, и я это ненавидел. Поэтому намеренно прикидывался плохим ребенком, влезающим в драки.

Но почему Вы не говорили, что Вам это не нравится?
Не знаю. Насколько я могу помнить, будучи вынужденным так поступать, я сознательно отказался от существующего способа это прекратить (смеется).

Строгий отец и мама-миротворец, это, наверное, не Ваш вариант?
Отец был строгим во всем, что как-либо касалось музыки, мама же, казалось, была поглощена собственной жизнью. Сколько себя помню, мама с бабушкой постоянно ссорились и кричали друг на друга, у них были плохие отношения. Поэтому у меня нет детских воспоминаний о том, что мама меня пеленала или успокаивающе прижимала к себе. Можно сказать, я был бабушкиным ребенком. Я прятался у бабушки. Но и бабушке я не говорил: «Ненавижу скрипку, хочу бросить», или «Папа страшный», или «А мама вот такая». С того времени всё довольно круто изменилось.

Братья или сестры?
Только младшая сестра.

Получается, вместе с родителями и бабушкой…
5 человек. Так было, но, когда я учился в старшей школе, родители развелись, отец женился на другой женщине, которая родила сына, моего младшего брата. Сейчас у меня есть ещё одна сестра по матери.

А с сестрой родители тоже были строги?
Нет, с сестрой они такими не были (смеется). Наверное, получалось так, что отец занимался мной, а мама – сестрой. Если сестра не хотела что-то делать, то она спокойно бросала: «Не хочу». А я не мог так сказать.

Далее

Часть первая.
Life History: Sugizo, part 2


vk.com/note72826483_11775999

В школе злил плохим поведением, дома же боялся уроков скрипки – нет воспоминаний о душевном спокойствии.



Каким ребенком Вы были в школе? Вам писали какие-то замечания, любые?
«Беспокойный», «Отказывается сотрудничать», что-то в этом духе. Если я в результате своих шалостей получал повреждения или меня отправляли в медпункт, родителей вызывали в школу, ну, и расспросы перед директором и родителями были довольно-таки раздражающе неуютными. Бить людей, толкаться – такое, как я помню, не оставляли безнаказанным, поскольку, кажется, я бил в полную силу. Интересно, почему я так делал?

Наверное, из-за стресса, нет?
Наверное. В школе на меня злились из-за плохого поведения, дома же мне было страшно. Не помню, чтобы мне было спокойно.

В то время Вы понимали, что причиной этому были уроки скрипки?
Я не помню, чтобы мне прямо говорили: «Ты должен стать скрипачом», это как бы подразумевалось само собой. Подразумевалось, что меня отправят поступать в Университет Искусств (Токио) или в Тохо Гакуэн. Потому что мама училась в Университете Искусств, а мой учитель был очень известным преподавателем в Тохо. «В Университет Искусств проще поступить. Зато Тохо самая известная школа в Японии», - так мне говорили (смеется).

(смеется) Вы с самого детства сталкивались с серьезными препятствиями.
Похоже на то.

В Вашей книге есть детские фотографии, они очень интересные; на фото, где Вы качаетесь на качелях, Вы совсем ещё младенец. Наверное…
Мне где-то полтора года.

Правда? Хоть Вы там совсем ещё дитя, но почему-то качаетесь с совершенно прямой спиной (смеется).
Ха-ха-ха. Правда? Ну, я там и вправду ещё младенец.


«Фу, девчонка!», «Похож на гайдзина» - так его дразнили, а «Поцелуй меня!» доводило до слез. В детстве основными чувствами были чувство неполноценности и одиночества.


Действительно. Уже с такого возраста Сугизо типично для себя был, что называется, полностью открыт.
Я был внешностью очень похож на девочку. Я это ненавидел, но ничего не мог с этим поделать. За это надо мной издевались. «Фу, девчонка!» И из-за того что я был белокожим, меня дразнили: «Похож на гайдзина», что почти доводило меня до слез (смеется). «Поцелуй меня!», – тащили меня к себе те, кто был сильнее. По-видимому, из-за того что я был похож на девчонку и был светлокожим, меня постоянно тискали, я не производил впечатления: «На самом деле этот парень опасен», что приводило к разборкам.

Разве это не близко настроениям в группе в начале её пути? Нанеся макияж, бросаться в бой.
Макияж, да? Где-то во втором классе младшей школы я был влюблен в «勝手にしやがれ» Савады Кэнджи-сана. И с того времени я стал большим поклонником Джули. И тогда я решил, что когда стану взрослым, буду носить мейк-ап. Наверное, тогда это потрясло мир. Такая вещь, как существование гламурных мужчин – думаю, это было началом эры неоднородности. Это то, что называют «ребенок отец мужчины», ДНК изменить невозможно. Наверное, в 1-2 классе младшей школы я начал думать, что это нормально то, что я крутой и красивый.

Вы начали заниматься волейболом?
Это было уже в средней школе. Тогда я играл в баскетбол и волейбол. В младшей школе обязательными были занятия по кендо. И сейчас я бы очень хотел заниматься кендо.

Похоже, что Вы были «одинаково искусны и в науках, и в военном деле»?
Всё, что связано с рефлексами – моя сильная сторона, хотя я не особенно хорош во всем остальном. Из-за быстрых ног меня обычно выбирали в команду на эстафеты, и в старшей школе я был первым учеником.

А в чем Вы были слабы?
В бейсболе. У меня совсем не получалось, потому что мячик был маленьким. Но все мои друзья с детства играют в бейсбол. В то время все как один все свои силы отдавали тренировкам по бейсболу, и когда ты занимаешься вместе со всеми тем, в чем ты не силен, у тебя естественно появляются мысли о том, что «ты в этом безнадежен», что обычно ведет к комплексу неполноценности. Так что в детстве я чаще всего чувствовал себя неполноценным и одиноким. Потому что мои сильные стороны никого не интересовали. По-настоящему, моей сильной стороной была музыка. Потом мне очень нравились археология и астрономия, был интересен нацизм, вот таким странным ребенком я был. Ну, когда я был в 4 классе младшей школы, при исследованиях «Вояджера» были обнаружены кольца у планет-гигантов. И хотя я был потрясен и удивлен этим, окружающие не выказывали к этому совершенно никакого интереса. Тогда был бум на «Космический линкор Ямато» и «Галактический экспресс 999», разве не естественным был бы интерес к космосу?.. Тем не менее, похоже, кроме меня, никого это настолько не волновало.

А что насчет первой любви? Разве Вы не были популярны у девочек?
Я редко когда пользовался у них популярностью. Вероятно это потому, что я сам был похож на девочку. В то время любили спортивных мальчиков-хулиганов. Думаю, я не подходил под этот стандарт. Ну, какое-то время я не знал, что такое первая любовь, но точно в классе была какая-то девочка, о которой я думал, что она мне нравится.

Это ещё в младшей школе?
Так было ещё с детского сада. Но любовь с первого взгляда, поразившая меня, как гром среди ясного неба, случилась в четвертом классе младшей школы, я влюбился в студентку по обмену.

И что это была за девочка?
У нее были красивые большие глаза, и держала она себя совершенно не по-женски. Не знаю, чем она так меня привлекла. И, наверное, тогда я впервые влюбился. Но первая девушка у меня появилась гораздо позднее, в третьем классе средней школы.

А первая девушка разделяла Ваши интересы или Ваш взгляд на мир?
Скорее всего, нет. С ней и следующим тремя, наверное, девушками, я практически не делился своим внутренним миром. Мы тогда ещё не были такими партнерами, которые с открытым сердцем делятся жизненными впечатлениями друг с другом. В таком смысле настоящая девушка, настоящий партнер, появилась у меня где-то во втором классе старшей школы.

Назад - Далее

Часть первая.
Life History: Sugizo, part 3


vk.com/note72826483_11776000

В средней школе я задумался о том, что хочу стать рок-музыкантом, с этого момента начался мой поиск себя.



Кстати о средней школе, Вы продолжали учиться в муниципальной школе?
Да. В первом классе средней школы я внезапно стал поклонником Ikenai Rouge Magic [1]. Я узнал об YMO и RC, к тому же в то время стали популярны Ippu-Do, а поскольку они мне нравились, то я полюбил и JAPAN. Я с ходу стал их большим фанатом, и в этот самый момент превратился из непослушного ребенка в тихоню и интроверта. Особенно сильно на меня повлияло интервью Дэвида Сильвиана, и я все глубже и глубже погружался, пристально всматриваясь, в свой внутренний мир. Весь третий класс средней школы я был довольно-таки мрачным ребенком.

Наверное, окружающие были этому удивлены?
Наверняка. После этого я начал ненавидеть всяческие собрания класса. И с этого времени я понял, что хочу заниматься музыкой.

И это была не навязанная Вам игра на скрипке, а музыка, которую Вы сами для себя выбрали, так?
Да, это был тот самый момент, когда я решил, что хочу стать рок-музыкантом, и уже тогда начался мой путь по поиску себя. Потому что я уже не чувствовал себя ребенком, это был сознательный выбор.

Вот так внезапно, поступив в среднюю школу?
Думаю, это неизбежно, что дети довольно быстро начинают обращать внимание на окружающий мир, постепенно мои хорошие друзья становились янки, и у меня не было никакого интереса общаться с ними. И, наверное, мне нравились JAPAN? Так что я изменил прическу, чтобы была в их стиле. Да и весь мой стиль также соответствующе переменился. И если в таком виде я попадал в поле зрения мальчишеских банд, то меня, наверное, могли и поколотить. Хотя это смешно, но, поверьте, больше всего мне тогда был симпатичен Натсухико из『Сэнпачи Сенсея』[2].

(Смеется) А, хорошенький загадочный школьник, который носил с собой нож.
Нож, я, конечно, не носил, но в остальном подражал ему, Хонде Ясуаки. В школе я бы в этом не признался, но я стал одеваться весьма помпезно. При этом я ходил на дополнительные занятия, чтобы поступить в старшую школу, и не то чтобы я там не учился, просто делал это весьма лениво. И если меня замечали школьники из других школ и других районов, это было плохо. Хотя в самой школе я не особенно выделялся. В том смысле, что это не было так уж явно, я не умел себя правильно преподнести. И, хотя одна часть меня была обычным школьником, готовым взорваться от переполняющей его энергии, но вторая моя половина этого боялась.

Когда Вы начали слушать рок-музыку, как к этому отнеслись дома?
Когда я, открыв для себя рок, сказал родителям: «Я хочу этим заниматься», мы очень сильно поругались и с этого момента наши отношения стали весьма прохладными.

Ну, хотя я думаю, что Сугизо-сан повел себя весьма решительно, в то же время родители же столько потратили на Вас времени и энергии.
Думаю, это было кошмаром. Определенно, видя такое отношение родителей, я стал ещё более мрачным. В моей жизни появился Дэвид Боуи и панк благодаря PiL. В третьем классе средней школы моей Библией было видео 『UK/DK』. Документальное видео о хардкор- и скинхэд-сцене того времени. Также появились THE EXPLOITED, Chaos UK, THE ADDICTS. Они произвели на меня огромное впечатление, я смешивал все – глэм, панк, нью-вейв, готику.

Между прочим, что Вам тогда нравилось в JAPAN?
Ну, JAPAN мне понравились гораздо раньше, в доме у моего двоюродного брата висел постер времен их дебюта. Они пятеро стоят близко друг к другу, и Дэвид держит саблю. А у Мика красные волосы. Я тогда впервые увидел красные волосы, и помню, что был шокирован и подумал тогда о том, как это круто! Потом были KISS. Я в детстве думал, что они на самом деле пришельцы. Такая внушительность внешнего вида музыкантов стала для меня образцовой.

Впервые взяв электрогитару, в первый месяц уже отдавал все силы игре на ней.
Через полгода играл лучше всех своих сверстников, через год был лучшим в своем квартале.



Когда Вы впервые начали играть на гитаре?
Это абсолютно не имеет значения. Хотя, находясь под влиянием YMO или позже JAPAN с Ippu-Do, я думал: «Я буду играть рок!», но первой в руки я взял так называемую фолк-гитару. «Это совсем не то!» (смеется)

Ха-ха-ха.
Ну, её купили родители. Хотя это было совершенно не тем, что нужно. Я взял в руки акустическую гитару, не представляя, в чем разница. Это было очень далеко от YMO или JAPAN, и с мыслями: «Это бесполезно!» я отказался от мысли играть. Даже 2 недели, наверное, не играл на этой гитаре. И когда я после этого начал играть на басу, всё получилось. Мне очень нравился Мик, и Хосоно-сана я любил, и с этого момента я несколько лет хотел быть вокалистом, играющим на басу. Когда я перешел в третий класс средней школы, мне начал нравиться Стинг и, если уж совсем начистоту, мне очень нравились Kajagoogoo. Таким образом, я репетировал, желая играть на басу и петь. Занимаясь этим, я всё ещё пребывал в нерешительности, было чувство, что я вслепую нащупываю свой путь, но, видимо, всё же быстрее, чем со скрипкой? Ещё я с детства играл на трубе, так что, почему бы и не труба? А поскольку мне нравился синтезатор, то я пару лет пробовал себя в игре на клавишных. В старшей школе я начал играть в группе, сначала в качестве басиста. Примерно полгода я играл на басу, на самом деле, я с детства хотел быть первым и помышлял о том, чтобы быть композитором, и я подумал, что для сочинения музыки бас не подходит, так что я переключился на гитару. Это произошло где-то во втором классе старшей школы.

Превосходили, говорите, а по каким критериям?
Точно не знаю (смеется). Это было чувство, что я как-то стал искуснее. Хоть я и не понимал критериев, в любом случае, обо мне должны были говорить: «Он здесь лучший!», вот такой поднялся голод в моей душе.

В тот момент изменилось и Ваше отношение к музыке, внезапно, как переключение выключателя, не так ли?
Да, изменилось. Поэтому после второго класса старшей школы, с шестнадцати с половиной лет я не отклонялся от выбранного пути.

В первую группу Вы попали в старшей школе?
Да. Меня позвали в группу к семпаям. Поначалу я делал так, как говорили семпаи. Обо мне говорили: «У него круто получается, пусть немного поиграет». Я был словно лабораторная крыса. И после второго концерта к этой группе присоединился в качестве ударника Шинья. Так что мы с Шиньей практически с самого начала вместе.

С этого момента в одном ритме друг с другом.
Точно-точно. Так и есть.

Примечания переводчика.

1. На мой вкус совершенно кошмарнейший коллаборейшн Сакамото Рюичи и Имавано Кёширо. Но что бы я понимала, конечно. Для тех, кто этого не видел, но желает приобщиться, велкам и ещё одна.
い・け・な・いルージュマジック


い・け・な・いルージュマジック


2. Школьная дорама, выходившая в Японии на канале TBS в 1981-82 годах. В общем и целом сюжет был о сложных взаимодействиях учителя с учениками. Уэда Нацухико один из главных персонажей дорамы, появляется, как переведенный ученик, в 24-й серии. Он лучший ученик, однако испытывающий определенные трудности с дружеским общением. Противостоит группировке Кацуи (второй главный персонаж). Для родителей играет роль послушного ребенка, однако ненавидит их за перевод его в другую школу. В конце учебного года выходит с ножом против лидера группировки из другой школы. На мой взгляд, очень красивый мальчик, как и актёр его игравший. Пел он, конечно, очень в духе времени... заценить можно тут или тут.
本田恭章 / ジュテームスキャンダル


ONE NIGHT KIDS/本田恭章


С возрастом, кстати, голос у Хонды стал пониже, и слушать его стало гораздо приятнее.
本田恭章 DOUBLE EDGE / MAKES ME WONDER


Назад

Вопрос: Говорим переводчику
1. Огромное спасибо!  5  (100%)
Всего: 5

@темы: Luna Sea, book, interview, sugizo, transtation